Если хочешь увидеть страну, ищи ее на прилавках местных рынков. Можешь затереть гугл до дыр, стоять на вершинах грохочущих вулканов, ходить в музеи, но истина откроется, только когда ты окажешься между кадками с воняющей рыбой и связками сладкого картофеля.


 

— Bule!!!

Bule — это ты. И на самом деле, торговля уже прекратилась. Потому что ты сейчас как негр в сибирской глубинке или, как впервые открытый МакДоналдс, куда любопытная толпа вышибает двери. У филиппинцев и малазийцев появление белого тоже вызывает паронормальный интерес. Ты для них и забавная обезьянка, и денежный мешок, но в тайне многие из них мечтают быть таким, как ты. И, когда удается хотя бы чуть-чуть «выбиться в люди», это становится особенно заметно. Шиком считается сидеть в Старбаксе, играть в гольф, иметь бледнолицых друзей.

Здесь же — в Индонезии — европейская цивилизация обломалась по полной. 

Колонизаторы из Нидерландов построили тут железную дорогу, кварталы с домами, заводами, театры, городские пруды. В пруды бросают пластик и сливают помои, в театрах местные столовки, а в пустых заводах тусуют крысы. Уцелела лишь железка, потому что местные еще как-то могли понять ее предназначение. Но рассказывая о ее строительстве менее чем вековой давности, они уверено сообщают, выдавая всю юность своего сознания: «Это было давно, тысячу лет назад».

Они все еще туземцы. Потому можно забыть об этике и культуре общения.

— Эй, bule! — пока я иду к прилавку с картошкой, меня бесцеремонно хватают за руки и дергают в разные стороны. Зачем они это делают, мне до сих пор неизвестно. Может, просто хотят обратить внимание именно на себя. Может быть, денег.

В Индонезии принято платить просто так за все понемножку: за парковку мотобайка, за проезд по дороге.

Причем, платишь ты не государству, а простым локалам, которые вот таким вот экзотическим образом сами создают себе рабочие места. И в самом деле, сунул в грязную ладонь 2000 рупий и все счастливы. Откуда им знать, что у тебя в стране «копейка рубль бережет?»

Я рупии не сую. Бью по рукам так же бесцеремонно, как меня за них хватают. Первое правило в Азии — если ты не можешь что-то понять, хотя бы будь честным в своих эмоциях. По какой-то неясной причине они это ценят. Может, потому что сами эмоциональны.

Пока я выбираю картошку, вокруг ржут, просто подыхают со смеху. Сама продавщица, ее соседи по прилавку, извозчики у обочины, приблудные грязные дети, пришедшие на рынок покупатели. Сначала я думала, они ржут над тем, что я беру слишком много картошки. Все-таки, местные не едят ее в таких количествах. Но оказалось, ничего личного. Просто они забавляются с тобой, как с милым котенком.

Дальше происходит неведомое мне сокральное действие. Я кладу пакет с выбранной картошкой на весы. Продавщица набирает еще килограмма четыре картохи из другого мешка и вываливает в мой. После чего радостно вырывает пачку купюр из моей руки и скрывается в аналах рынка, где на земле валяются отрубленные куриные бошки, роятся мухи и воняет так, что можно легко потерять от этого сознание. Зачем она ушла, известно лишь богу. Поменять деньги, пописать, выпить чай — все варианты хороши.

Я перевязываю платок с головы на лицо, чтобы не вырвало, и отправляюсь за моей торговкой. Через пять минут становится очевидна вся чистота и детская непорочность ее планов. Она просто беседует со знакомой, стоя на куче куриных кишок. Мои деньги по-прежнему в ее руке. Я аккуратно вынимаю их и знаками объясняю, что будет неплохо, если мы вернемся и она все-таки продаст мне картоху.

Мы возвращаемся — новый взрыв хохота. Я вываливаю все из мешка обратно, выбираю картошку нужного качества и количества, водружаю на весы. Вокруг тишина. Потому что не хватает чуть-чуть до трех килограммов.

Если вы хотите взорвать им мозг, предложите продать «грамм 300-400». Индонезийцы все продают килограммами.

Прямо на моих глазах происходит чудовищная перезагрузка. Продать 2,5 кило барышня мне не может — в силу своих ментальных установок. С другой стороны, для нее уже совершенно очевидно, что если она что-то доложит в пакет, я выложу обратно.

Приходится все-таки доложить полкило в пакет.

— Тига (три) кило, — говорю. — Сколько?

Пишет на калькуляторе: «15000». Отдаю ей 20000 рупий. Следующие минут пять мы просто стоим — я в ожидании, моя торговка с невинным выражением на лице. Наконец, я пишу ей в калькуляторе пример для начальной школы: 20000-15000=5000.

Всякий раз, когда ты просишь у индонезийца сдачу, на его лице появляется трагическое выражение. 


Может, они твердо уверены, в том, что для нас деньги не имеют значения, потому что у нас все по-другому?

На пароме с Понтионака (остров Калимантан) в Семаранг (остров Ява) один индонезиец спросил нас, правда ли, что в России солнце восходит на западе, а садится на востоке? 

Мы спросили, почему он так решил, и получили вполне логичный ответ: «Ну, у нас же по-другому».

Я не могу обьяснить женщине напротив, что я из страны где добывают газ и нефть, где каждый школьник знает три закона Ньютона и кто такой Оскар Уальд, покупательская способность точно такая же, как в стране, где до сих пор едят руками. Думаю, никто из моих соотечественников не может это объяснить. Поэтому я говорю только:

— Сайя букан буле.

Этой фразе меня научили наши хостицы из Банъюванги. Она примерно переводится, как «я не тупой белый иностранец, я живу здесь так же, как и вы».

Женщина отдает мне деньги. Склоняется в поклоне, сложив ладони на груди и говорит:

— Тримакаси! (Благодарю вас!)

И все вокруг тоже склоняются и благодарят. Это почти что извинение. К попыткам иностранцев заговорить на местном языке тут относятся более, чем уважительно.

— Сама-сама, — отвечаю, то есть, пожалуйста.

Все наконец-то довольны. Я ухожу с вожделенной картошкой, рынок машет мне вслед руками на прощанье. Мир, дружба, жевачка.

Я вернусь сюда через два дня и мне снова будут орать «bule!» и сдергивать с велика, с той только разницей, что на всех весах будет лежать три килограмма картошки.

*pasar — базар, рынок (яванский).

 


PASAR

PASAR: 1 комментарий

  • Июль 28, 2017 в 7:24 дп
    Постоянная ссылка

    Очень живо, эффект присутствия налицо. Как будто сама побывала на рынке. Спасибо за такие замечательные заметки.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *