Здесь ещё больше денег. Ещё больше билбоардов. Ещё больше людей. Здесь двухэтажные автобусы. И двухэтажные трамваи. Здесь гольфовые и футбольные поля. Пальмы и небоскребы. Здесь сразу же свободный интернет. Китайцы, говорящие на английском. Европейская еда. Христианские церкви. Множество школ и университетов. 


В первый же день здесь мы попадаем на остров Ламма — в европейскую резервацию. Англичане, поляки, французы, немцы, американцы — все они здесь учат. Языку, футболу, танцам, музыке. 

Мы стоим в темноте джунглей и слушаем, как поют песни со сцены. Это местная пати. Пахнет попкорном и ганджей. Все приветствуют друг друга, хлопают по плечу, целуются:

— How are you, man?!

Все очень kind, open mind и friendly. Но за этим ничего. Только пустота. 

Наш  хост из Бразилии Джордж и его подруга Летисия куда как эмоциональнее европейцев, но за этой бурей эмоций нет глубины. Все easy и ничего больше.

Какие бы были эти люди, если бы удалось вычесть из деньги? Это очень важно — что остаётся от человека без денег. 

— Oy, i love it! — восклицает Летисия, окидывая богатым бразильским жестом небоскребы вокруг.

Но. Любила ли бы она этот город, если бы не его деньги? Сколько из этих людей оказались бы здесь без счета в банке? Были бы они готовы, как мы, спать в палатке в церковном дворе, только чтобы иметь возможность проснуться в этом городе? Стали бы они ходить по нему пешком, если бы проезд на метро оказался для них, как для нас, слишком дорог?

Впервые за долгое время я чувствую, насколько мы, россияне, сильнее и выносливей тех, кто ходит по улицам Гонконга.  

Наша экономика дышит на ладан, наш рубль — просто насмешка по сравнению с гонконской финасовой лавиной. Но то, что умеем мы за гранью их возможностей и понимания. 


В толкучке Causeway Bay девушка с невыразимо русским акцентом спрашивает нас на дурном английском, где метро.

— Там! — махаю я ей в сторону.

— Русские, что ли?

Это звучит слегка пренебрежительно. Так же звучит наш проект Сноб, фейсбучные ленты, популярные блоги путешественников-автостопщиков, называющих нашу страну рашкой.

Я не знаю, сколько километров проехали они. Но…

Если вычесть из меня все мои деньги, я была бы в Гонконге ничем, если бы я не родилась и не выросла в России. 

Здесь, в Гонконге, я очень много думаю о родине.

Мне нравится этот город. 

Потому что мне кажется — он для настоящих.

Для настоящих и свободных.

Мама, я в Гонконге

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *