Хостица с каучсерфига Элита предстает перед нами в порту Семаранга. Сорок кило живого веса в хиджабе. Рядом подружка схожей с ней комплектацией. Мне уже хочется тихонько завыть от невыносимой мысли, что сейчас эти барышни пикапнут нас с баулами на мотобайках. 

В своей жизни я ездила на мотоцикле лишь однажды. Два года назад местный парень подвез меня из поселка Псебай в станицу Андрюки. В конце десятиминутной поездки я сидела у бедняги на голове. Он даже вынужден был признать, что ни одна женщина не обнимала его столь крепко. 

Обнимать товарку хостицы Элиты я не могла. Ибо боялась сломать ей ребра. Поэтому я вцепилась во все что могла вцепиться на мотобайке и мы понеслись. 

О чем я думала? О том, что «ездец» — хорошее производное от слов «езда» и «пиздец». 

Поездка без правил на скорости среди бешено несущихся фур, авто и других подвижных средств вполне тянет на практику смерти в психологии. 

Особенно когда вы чувствуете воздействие центробежной силы на свой рюкзак, который так и норовит стащить вас с мотобайка.


После этой поездки я перестала бояться многих вещей. 

Малярии. 

Грязи. 

Жары. 

Прямых солнечных лучей и другой прочей хрени, которая, как я думала, мне здесь угрожает. 

Действительно угрожало только одно — что индонезийская дева поздно ударит по тормозам и мы с ней станем одной евразийской лепешкой на борту впереди идущего трака.

Увы, но это было только начало.

Потому что на следующий день я села на закукорки к Элите. 

Карма злая штука: в отличие от своей подружки, Элита оказалась Шумахером. Какого Господа молить, если ты несешься под дождем в ночь и на спидометре 

— 80, 90, 100?…

Вы знаете, какие дожди в Индонезии? Это покруче, блин, чем у Островского в грозе. 

Грохочет и сверкает так, будто небеса разверзлись и настал судный день. Хлещет сверху, снизу, из-под колес встречки. Мотобайк аквапланирует и порой кажется, что он вообще летит в воздухе. 

Короче, я пришла в себя, когда мы вылетели на встречку и на нас градом посыпались фонари тех, кто гнал по ней. Стекло шлема у меня было поднято, и ливень, что есть силы дубасил по лицу, по зубам. Одежда промокла и ветер продувал насквозь. 

Я решила, это очень хороший знак — перед смертью в Азии мне наконец-то стало холодно. 

Дальше хостица наша совершила некий хитрый маневр рулем. Я слышала встречные байки и даже почувствовала коленками жар от их двигателей. Но когда через секунду открыла глаза, поняла что в мире больше нет шума и огней. И дождя нет.


Мы не столкнулись.

Видимо, мы просто свернули. 

Наш байк мчал по спальным кварталам. Ливень словно очистил все. Исчезли запахи тухлятины, грязи, помоев, чего-то жирного и жареного.

Словно невидимая рука взяла и перенесла меня с Явы в Россию, где есть свежий ветер и чистый воздух.  

Мне казалось, что мы едем теперь очень медленно. Будто парим. И я все удивлялась, почему на спидометре по-прежнему больше ста.

В тот момент я была точно уверена: стоило приехать в Азию только за этим. 

Только ради этой ночи. 

Ради одной поездки под дождем.


Дождь и мотобайки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *